vadimbey (bey) wrote,
vadimbey
bey

Пресс конференция А.Г.ЛУКАШЕНКО:

МЫ НЕ ПОШЛИ ПУТЕМ РАЗРУШЕНИЯ: по наводке ultra_ata

На огромные стройки, которые требуют огромных денежных вложений, мы привлекаем своих людей, формируем коллективы, особенно молодежные, которые могли бы заработать. Зачем же вывозить эти деньги — 300 миллионов — на Запад? Допустим, фирма приедет, построит «под ключ», но они ж и деньги заберут. Поэтому там, где уж мы не можем чего-то сделать, мы привлекаем и Россию, и Запад, поскольку нужны высокие технологии. Но в основном стремимся дать возможность заработать нашим людям

в каждом районном центре и небольшом городке, в селе, в центре колхоза, бывшего совхоза или кооператива ныне, мы начали строить агрогородки. Со всеми удобствами! Человек может отработать 8—10 часов в любых условиях, но он должен прийти домой в нормальные условия, особенно механизатор, доярка, основные рабочие категории. Он должен принять душ, он должен иметь школу, амбулаторию, больницу нормальную, бытовое обслуживание, дорогу с твердым покрытием, канализацию — ну всю инфраструктуру, как в городе.

Но что меня радует: даже в Америке очень крупные силы и в Европе, даже в Великобритании, что меня удивило, совсем недавно я такую информацию получил, — многие заявляют о том, что, если Лукашенко на этих выборах побеждает, мы его признаем де-факто. Хватит Беларусь давить, это центр Европы, и европейцам от того, что мы давим Беларусь, не лучше, и вообще, это контрпродуктивно и в последнее время не привело к желаемому для Запада результату.

К нам приезжает около 30 тысяч человек в год. Уезжает около полутора тысяч по разным причинам, но не по социальным. А приезжают по социальным. В основном — россияне, белорусы, украинцы возвращаются, из Российской Федерации, из Казахстана много едет людей, русских людей. Мы с удовольствием их принимаем, выдаем им жилье. К счастью, на село едут тоже. Многодетные. Вот часто показывает телевидение — пятеро, шестеро детей приезжают, хорошие семьи. Я, когда бываю на местах, в такие семьи захожу, смотрю. Мы радуемся этому. Почему? Потому что у нас в результате войн вообще повыбивали всех людей, грубо говоря. Хоть и говорят: Беларусь — она маленькая. Ничего себе маленькая! У нас 10 миллионов живет, а сегодня нам надо 30, а могли бы прокормить и 70. Беларусь — это примерно две трети Западной Германии. И земля-то благодатная здесь. То есть у нас крайне не хватает населения. Это проблема. Поэтому мы готовы принимать людей. И, конечно, рабочая сила — это очень важно. Рабочих мест мы создадим достаточно, а на земле — непочатый край работы. Чтобы раем сделать эту землю, нужны трудовые ресурсы. Я еще раз подчеркиваю: это в основном наши люди — русские, белорусы, украинцы приезжают. Много приезжает с Кавказа людей. Некоторые торгуют на рынках. У нас, конечно, порядок железный на рынках, мы это контролируем, на самотек не пускаем.

у нас только (!) президент, даже если это одной сотки касается, может дать разрешение на занятие земель сельскохозяйственного производства непрофильным делом. Если положено, чтобы продукция сельского хозяйства возделывалась, значит, она должна возделываться. А изъять и передать под какой-то инвестиционный проект не по профилю может только президент. Таких случаев практически не было. Этим самым мы заставили (стройка идет, бум строительный в Беларуси, у нас строителей не хватает для того, чтобы построить все объекты, особенно жилье, это один из приоритетов) уплотняться в городах и строить на неудобицах. Нельзя сегодня занимать ценнейшие земли под особняки, под какие-то там склады и тому подобное. Поэтому у нас это очень жестко контролируется. Земля — это достояние государства и прежде всего народа, поскольку у нас нефти немного, а газа природного вообще нет.
Что касается иностранных инвесторов, так мы много лет тому назад четко определились. И приватизация, и иностранные инвестиции — только под те проекты, которые будут одобрены государством. Но зачем же нам сегодня создавать производство автомобилей, если у нас есть Минский автомобильный завод? Самим себе конкуренцию создавать? Не нужно.

у меня нет никаких счетов — ни на Западе, ни на Востоке. Если бы они были, уже давно они были бы названы, «вбросы» были бы в средства массовой информации. Надо, повторюсь, самому быть честным и не давать поводов говорить о тебе как о коррумпированном руководителе, и тогда ты будешь иметь право с открытым забралом бороться с этой чумой.
Вы подняли наиважнейший социально-экономический вопрос. Вы никогда не добьетесь результатов в экономике, если у вас будет коррумпированное государство: ржавчина моментально разъест всё. Когда в стране всё покупается и всё продается, никогда (!) невозможно чего-то добиться. Сказать, впрочем, что мы в борьбе с коррупцией Бога за бороду взяли, нельзя. У нас тоже проблем хватает. Недавно прокуратура за 9 месяцев докладывала — несколько тысяч чиновников разного калибра посадили в тюрьму. Прощения нет никому, никому. Мы третий раз внесли изменения в закон о коррупции, усилив ответственность. Боремся жесточайше с этим злом. Не скажу, что уже сто процентов мы тут добились успеха. Вряд ли это можно сделать. Но каждый чиновник, каждый, кто может быть причастен к этому процессу, четко понимает: пощады никому не будет — будь то приближенный к президенту человек или дальше стоящий от него.

У нас сегодня в армию не так просто попасть. Мне матери даже пишут: «Заберите моего балбеса, Александр Григорьевич, в армию, пусть он там послужит». Есть и такие письма. Многие люди при встречах просят, чтобы их парней призвали в армию. Нам как-то, разумно совершенствуя армию, удалось добиться того, что у нас нет проявлений «дедовщины», непорядочности в отношениях между военнослужащими. Это позор для любого президента, поскольку он — Главнокомандующий. Я этому уделяю первостепенное значение.

У нас социальное государство, и мы поддерживаем людей по разным направлениям. Начиная, допустим, от строительства жилья для молодежи — это льготный кредит. Мы много строим, но еще недостаточно для нашей молодежи. Приоритет — жилье.
Я, вообще, думаю, что нам настало время принимать решение: трое детей — бесплатная квартира. Если мы хотим решить демографическую проблему. У нас сейчас идет обсуждение вот этих мер. Более того, очень жестоко относимся и будем относиться, тоже прорабатываем на уровне закона, вопрос родителей, которые бросают своих детей.
Будет принято решение, когда родители должны 120 процентов компенсировать содержание своих детей в детских домах. Многие говорят: а как ты их заставишь работать? Ясно же, какие это родители. Добьюсь того, что родитель будет «пахать» под охраной для того, чтобы содержать своих детей, чтобы другим неповадно было.

по здравоохранению определили перечень болезней, по которым мы будем поддерживать людей. И сказали обществу: вот перечень из 35 болезней. На большее хотели бы, но нет средств. Но эти 35 болезней охватывают практически все тяжелые заболевания. Более того, у нас же не платная медицина, как у вас. У нас в основном медицина бюджетная. Есть некоторые платные услуги, касающиеся комфортности. Хочешь быть один в палате, если ты находишься в больнице, плати. Телевизор — пожалуйста. И многие платят. Богатых людей достаточно.

Есть такие проблемы, и «черный нал» есть. Но вот чтобы я назвал такие факты?.. Я не смогу это сделать, потому что у нас это не распространено. Было и в «конвертах». Мы законодательно недавно регулировали это, «по конвертам», вплоть до лишения собственности. Ты преступление налоговое совершаешь. Поэтому — вплоть до лишения собственности.

Что касается зарплаты один к четырем, это значит на предприятии, если средняя зарплата 250 долларов, то руководитель больше 1000 не может получить. Я принимал такое решение и считаю, что оно правильное. Да, оно где-то ограничивает руководителя. Да, некоторые руководители не удерживаются от соблазна иметь больше. Наверное, с десяток и до сих пор сидят в тюрьме, в том числе генеральный директор МТЗ. Когда, знаете, перепродавали, продавали тракторы, на Западе пооткрывали счета, мы их нашли, по многим вернули деньги в страну, миллионы долларов туда уходили. Есть и такие. Но исход один... Я бы не сказал, что у нас руководящий состав хозяйственных руководителей коррумпированный. Нет...
В некоторых государствах соотношение между бедными и богатыми, скажем, Швеция: 1 к 3,5, 1 к 4. У нас точно так же. В Соединенных Штатах Америки — 1 к 27, в России — то же.

Мы вообще без ВТО на постсоветском пространстве могли спокойно жить, и на наш рынок просились бы. У вас этим занимается Герман Греф. Мы с Назарбаевым на одном из заседаний глав государств и ЕврАзЭС задали ему несколько вопросов. Я спросил: «Ну почему вы торопитесь в ВТО, что это России дает?» Он говорит: «Да вот нас дискриминируют, там по металлам и прочее». Я говорю: «Сколько вы выиграете, сколько вы сейчас теряете?» — «От 700 миллионов до миллиарда 800 миллионов долларов». Я говорю: «Копейки! Копейки! Два миллиарда — да вы же здесь, внутри, можете эти два миллиарда найти. Что такое два миллиарда сегодня для России, когда там триллион уже у вас этот фонд? Куда торопиться, зачем? Потеряете ведь больше». Я уже говорил, сельское хозяйство, авиа, автомобильное и так далее, и так далее. Мы ему задали вопрос: «Это для вас приоритет — вступление России в ВТО без нас?» — «Да, приоритет». Вот такой был ответ.

По большому счету, мы не допустили серьезных ошибок. Мы не бросились огулом приватизировать все, делить и продавать... У нас очень сложно приватизировать предприятие. Трудовой коллектив прежде всего должен принять решение: быть приватизации того или иного предприятия. Президент на выходе должен подписать документ. У нас по закону так. То есть забюрократизирован умышленно этот процесс.

Скажу вам откровенно, мы не стали разрушать то жилищно-коммунальное хозяйство, которое нам досталось в наследство. Оно было примерно как в России.
Мы прекрасно понимаем, что частный бизнес в ЖКХ не хлынет. Почему? Потому что там 100 процентов рентабельности получить очень сложно и прибыль вообще очень сложно получить. Если там бесконтрольно отдать все частнику, вы понимаете, к чему это приведет. Для того, чтобы покрыть расходы ЖКХ, надо в 5—10 раз, может быть, увеличить тарифы на соответствующие услуги. Этого допустить нельзя. Я это четко и прекрасно понимаю. Поэтому мы не стали здесь забор городить, мы начали работать с тем, что есть. Латали, меняли трубы. Надо экономить — экономили. И приняли волевое решение в начале этого года, в конце прошлого: 4—5 долларов рост тарифов в год. Все, больше нельзя. Население это спокойно выдерживает, поскольку реальный рост заработной платы значительно выше, в среднем — 40—50 долларов
в год.Второе направление. Сегодня у нас если 20 жильцов в доме — каждый имеет счетчик. А новые дома мы не сдаем без счетчиков. В 3—5 раз эффект экономии. Вот и вся реформа ЖКХ.

Журналист: Так вот, мне бы хотелось знать, какие перемены в России, на ваш взгляд, вы бы не хотели видеть в Союзном государстве, то есть вы категорически их не приемлете.
А.Г.ЛУКАШЕНКО: Я проще скажу: я хотел бы видеть в России то, что мы делаем в Беларуси. (Аплодисменты.)
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Неожиданно

    Я всегда, всю жизнь, молился и обращался к Богу. И Бог мне всегда помогал! Не представляю Бога как дедушку, а как высшее начало, Всемирный Разум.…

  • вДудь

    Читал про этого вашего Дудя, что это чей-то проект, обильно спонсируемый и раскручиваемый. Своего мнения не имел, так как ни одного его ролика так и…

  • "Чисто узбекское убийство"

    Навеяно постом «Американская история убийства: семья по соседству» френда uborshizzza. В октябре прекрасного доковидного 2019-го один…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments