June 15th, 2004

malshik

Про искусственные языки

http://www.livejournal.com/users/ctac/24868.html

Интересная статья. Сразу вспомнился Борхес, пришлось лезть на шкаф и отслюнивать странички в поисках прочитанного много лет назад отрывка:

Произведение – «Аналитический язык Джона Уилкинса» из книги «Новые расследования».

Декарт в письме, датированном еще ноябрем 1629 г., писал, что с помощью десятичной цифровой системы мы можем в один день научиться называть все количества вплоть до бесконечности и записывать их на новом языке, языке цифр; он также предложил создать аналогичный всеобщий язык, который бы охарактеризовал и охватил все человеческие мысли. В 1664 году Джон Уилкинс взялся за дело.
Он разделил все в мире на 40 категорий, или «родов», которые в свою очередь делились на «дифференции», а те, в свою очередь, на «виды». Для каждого рода назначался слог из двух букв, для каждой дифференции – согласная, для каждого вида – гласная. Например: de – означает стихию; deb – первую из стихий, огонь; deba – часть стихии, огня, отдельное пламя.
В аналогичном языке Летелье (1850) а – означает животное, ab- млекопитающее, abo-плотоядное, aboj – из семейства кошачьих, aboje – rjire; abi – травоядное, abiv -из семейства лошадиных и т.д.
В языке Бонифасио Сотоса Очандо (1845) imaba – здание , imaka – сераль, imafe – приют, imafo – столб, imede – дорожный столб, imela – потолок, imogo – окно, bire – переплетчик, birer – переплетать...
Слово «лосось» ничего нам не говорит, соответственно слово «zana» содержит определение…: рыба, чешуйчатая, речная, с розовым мясом. (Теоретически можно представить себе язык, в котором название каждого существа указывало бы все подробности его бытия, на его прошлое и будущее).
Но оставим надежды и утопии. Самое…трезвое суждение о языке содержат следующие слова Честертона: «Человек знает, что в его душе есть оттенки более поразительные, многообразные и загадочные чем оттенки осеннего леса…, и однако, он полагает, что эти оттенки во всех их смешениях и превращениях могут быть точно представлены произвольным механизмом хрюканья и писка. Он полагает, что из нутра какого-нибудь биржевика действительно исходят звуки, способные выразить все тайны памяти и все муки желания».


Так-же интересен с этой точки зрения рассказ “Фунес, чудо памяти” из книги “Хитросплетения” (или “Вымыслы”?) о неком уругвайце, обладающем “абсолютной” памятью:

“мы с одного взгляда видим три рюмки на столе, Фунес видел все лозы, все листья и ягоды на виноградном кусте. Он знал формы южных облаков на рассвете 13 апреля 1882 года и мог мысленно сравнить их с прожилками на книжных листах из испанской бумажной массы, на которую взглянул один раз, и с узором пены под веслом на Рио-Негро в канун сражения под Кебрачо…он придумал оригинальную систему нумерации и втечении немногих дней перешел за 24 тысячи… первым стимулом послужила досада что для выражения «тридцать три песо» требуются две цифры или три слова, вместо одной цифры и одного слова. …вместо «семь тысяч тринадцать» он говорил «Максимо перес», вместо «семь тысяч четырнадцать» – «железная дорога»… каждое слово имело особый знак, вроде коейма, последние большие числа были очень сложны…
В 17 веке Локк предположил (и отверг) возможность языка, в котором каждый отдельный предмет, … имели бы собственное имя…


Преимущества таких языков будут заметны лишь при неординарных возможностях “носителя”, вроде Фунесовых. Но будет ли такой "Фунес" – человеком, в нашем понимании этого термина?
Статистика говорит что многие страдающие аутизмом проявляют незаурядные способности в математике…

Борхес показал очень красивую аналогию с двоичной и N-ричной (при N стремящейся к бесконечности) системой исчисления с одной стороны и между «простым», «природным языком» и «искусственным», «аналитическим».
Можно сказать, что наши родные языки – это десятичная система счисления, родная и понятная, а различные логланы и Итхкулы – это увеличение до некого предела, который могут “потянуть“ лишь "продвинутые умы".