September 9th, 2005

malshik

Из российских дореволюционных газет

отсюда спасибо is2

Неудивительно, что за вторую половину XIX века было свыше двадцати голодных годов. Так, только по данным аналогичного доклада царю за 1892 (особенно неблагоприятный и неурожайный) год: "Только от недорода смертей до двух миллионов православных душ". Ведь по законам того времени в статистику попадали только те, кого отпевали в православных церквах, а свидетельства о количестве умерших "инородцев", старообрядцев, "безбожников" нет вообще. Но ведь любому нормальному человеку ясно, что вот хоть в той же Вятской губернии, бок о бок с русскими мужиками, издавна жили и на той же земле работали староверы, "инородцы" вроде "некрещеной мордвы и вотяков". Католики вели свой счет умершим, но эти данные в общий доклад не подавались.

По данным доклада за январь 1902 года: "В зиму 1900-01 года голодало 12 губерний с общим народонаселением до 42 миллионов человек. От того смертность 2 миллиона 813 тысяч православных душ". В 1911 году (уже после столь расхваленных "столыпинских реформ"): "Голодало 9 губерний с общим народонаселением до 32 миллионов человек. От того смертность 1 миллион 613 тысяч православных душ".

Collapse )
malshik

Рассказ. Возможное будущее.

Ляхов автор 17ur

Ляхов до сих пор не понимал, как всё вывернулось, почему за какие-то три месяца эта череда прекратила быть. Звучали, звучали тревожные звоночки, надо было просто распознать их вовремя, понимал теперь Ляхов. Поздней осенью в новостях замельтешили неудобные, тревожно-чужие репортажи из "регионов". Какие-то акции протеста в богом забытых, по извечной российской безалаберности в который раз замерзающих городах. Какие-то техногенные катастрофы - тут были запоминающиеся кадры: выгоревшие дотла овраги, остовы домов, пламя, рвущееся к низким небесам из маслянистых озёр. Вокруг огня суетились фигурки в камуфляже, потом их перебивали преисполненные сурового оптимизма лица чиновников и нахмуренный лик президента.

Овеществление смутной тревоги стало для Ляхова полной неожиданностью. Явившись на работу, как обычно, вперёд всех прочих, он обнаружил в пустынном и непривычно гулком холле офиса одинокого потерянного охранника, который поведал, что директора - генеральный и финансовый - с полуночи до трёх поставили офис вверх тормашками, вынося документы и забивая ими багажник "Лексуса". Делали они это с комично склонёнными набок головами, прижимая каждый свой мобильник к плечу. Общение с далёким собеседником происходило на английском, с охраной на матерном. Именно на этом языке для Ляхова и ещё нескольких сотрудников было оставлено сообщение, гласившее, что контора ликвидируется, выходное пособие будет переведено на счёт, а руководство улетает в Канаду… то есть в Австралию. То есть… короче, не важно. Всё.