October 10th, 2005

malshik

Выходили в поля «Тополя»

во Владимирском гвардейском объединении РВСН завершилась итоговая проверка, проводившаяся под руководством командующего РВСН генерал-полковника Николая Соловцова. Эта проверка открыла серию контрольных мероприятий командования Ракетных войск, проводимых непосредственно в объединениях и соединениях на заключительном этапе 2005 учебного года.

Что-то не нравятся мне вводные…

Во первых, вероятный противник, имхо, не будет бряцать оружием и давать время на рассредоточение – тут моделируется какая-то ситуация образца 1-ой мировой с многонедельными мобилизациями.

Первый удар будет нанесен внезапно, постоянно находящейся в воздухе группировкой ВВС противника и крылатыми ракетами с ПЛ. Так что про все мобильные Тополя, что не находятся на боевом дежурстве, можно забыть.

Во вторых, никакого применения противником ЯО, разумеется, не будет. Зачем? Используя подавляющее превосходство в воздухе, будут методично выбивать наши шахтные и организуют охоту на уцелевшие мобильные установки.

Если ответный удар нами не будет произведен в первые же минуты, то далее он будет становиться все более и более бессмысленным.

ИМХО, единственный способ защиты, который нам остается – немедленный ответный удар всеми силами РВСН в случае первого же нападения авиации «потенциального противника».
И недвусмысленное заявление о готовности произвести этот ответный удар. Можно даже экскурсии устроить - пригласить военных атташе «потенциального противника» на учения, моделирующие этот ответный удар. Разумеется, в рамках взаимного контроля над ЯО, о котором так заботятся последнее время наши «вероятные друзья».

А вот это очень интересно – видимо такая ситуация была и в Югославии, и в Ираке:

Продолжая широкомасштабную информационную кампанию по дискредитации внешней и внутренней политики России и ее союзников, «неприятель» приступает к проведению информационных и психологических операций, направленных на деморализацию населения и личного состава Вооруженных Сил РФ и ее союзников, создание благоприятных условий для осуществления стратегического развертывания своих общевойсковых соединений. Весь потенциал средств распространения информации направлен на формирование общественного мнения об исключительной военной мощи коалиции и бесперспективности противодействия ей.
Развернув группировки сил и средств информационной войны, радио- и телецентры (в том числе воздушного базирования) по периметру государственных границ России и ее союзников, «противник» ведет целенаправленное круглосуточное вещание на их территорию, распространяя подрывные, дезинформирующие и компрометирующие руководство России и ее союзников материалы.
На домашние персональные компьютеры офицеров ВС РФ, имеющие выход в Интернет, по электронной почте приходят письма с призывами сложить оружие и всевозможными посулами (сытая безбедная жизнь, хорошая работа и зарплата) в случае отказа от сопротивления. На мобильные телефоны наших военнослужащих приходят SMS-послания аналогичного содержания.


по наводке redshon
malshik

Говорит Кох

Кох о чеченах

Чеченцу запрещено ошибаться. Поэтому однажды ошибившись (все мы смертны), он будет упираться и настаивать на собственной правоте до конца, хотя в душе будет прекрасно понимать, что выглядит глупо. От этого он будет еще сильнее злиться, в том числе и на человека, который поставил его в такое дурацкое положение. Подойти и сказать – извини, старик, я ошибся, он не может. Может быть, и хочет, но кого это волнует? Нельзя. Старики, если узнают, – осудят. Когда мы жили еще в Казахстане, в детском садике чеченский мальчик отобрал у меня кубики. Я стал их забирать обратно, а он взял кубик и ударил меня по голове. У меня пошла кровь. Рана была небольшая, и было почти не больно. Кровь быстро остановилась. Но молоденькая воспитательница захотела заставить этого мальчишку извиниться. Мальчишка целый день простоял в углу, но так и не извинился. Когда за ним пришли родители, то его отец поднял такой хай, что воспитательница зарыдала и отказалась от своей затеи… А казалось бы, чего такого – возьми да извинись, раз не прав?

Запрещено проигрывать. Я помню, когда в молодости занимался борьбой, то на соревнованиях к нам подходили чеченцы и говорили: «Вот он завтра с тобой борется. Мы знаем – ты сильный. Но он должен выиграть, иначе мы тебя побьем». Назавтра, если кто-нибудь из наших побеждал, то мы, зная этот чеченский заскок, домой уезжали целой толпой, а то и ребят из «Динамо» с пушками просили проводить нас на вокзал. Дикость? Но эти молодые чеченцы, что они-то могут поделать? А яхь? Как это ты проиграл? Иди тогда и убей обидчика. Иначе – позор.



Кох о латвийцах
Кох о русских