October 18th, 2005

malshik

Южная Корея, ДЭУ, чаеболы.

Великая вселенная
История корпорации Daewoo - спасибо _telegraf

Запах несвежего чизбургера#1
Запах несвежего чизбургера#2
Запах несвежего чизбургера#3
Чужие уроки

Кстати последний актив Daewoo Motors в Узбекистане выкуплен Узавтопромом. Первый транш уже поступил, второй будет в конце года. СП (50/50) превратится в чисто узбекское предприятие.

UPD:
Большинство проектов ДЭУ в Узбекистане свернуто, а вложено было болше миллиарда долларов.
Предпоследняя продажа - Daewoo Unitell, вторая по по величине сотовая компания Узбекистана, была продана греческим бизнесменам (представителям голландцев) в конце 2004 года.

В настоящий момент из более десятка проектов ДЭУ в Узбекистане осталось три: Daewoo Bank (СП), Daewoo Textile (ИП, две фабрики, прядильная и ткацкая, ~ 2000 раб.мест.) и Daewoo Pack (ИП, цех по производству картонных коробок,~ 50 раб.мест).

UPD2:

Несколько отличный взгляд:
Андрей Ланьков "Чэболь: гибель гигантов?"Часть 1

Часть 2

В целом в корейском обществе к началу девяностых годов сложилось двойственное отношение к чэболь. С одной стороны, корейцы гордились этими гигантами и их значением в мировой экономике. Для большинства тех, кто помнил голод и нищету старой Кореи, гигантские холдинги были символом корейской экономической и технологической мощи.

С другой стороны, новое поколение корейцев отнеслось к чэболь по-другому. Те, кто родились в шестидесятые, уже не помнят времен, когда электричество в городах подавали по графику, а белый рис считался пищей богачей. Нынешний уровень жизни им кажется вполне естественным, и беспокоят их уже иные вопросы: неравенство в доходах, загрязнение окружающей среды, слабое развитие системы социального обеспечения - короче говоря, обычные проблемы богатой страны.

Вдобавок, на многих тридцати- и сорокалетних повлияла та политизированная атмосфера, в которой жило корейское студенчество 15-20 лет назад, в годы их молодости. Нелегальное чтение Маркса и Маркузе - любимое времяпрепровождение студенческих активистов восьмидесятых - не могло не оставить своего следа, и новое поколение корейцев оказалось куда левее своих предшественников. Коммунизм они, конечно, больше строить не собираются, но по большинству вопросов они придерживаются примерно тех же взглядов, что и европейские социал-демократы. Для тех, кто моложе сорока, чэболь - воплощение старой авторитарной системы и символ коррумпированных связей между государством и бизнесом. В лучшем случае молодежь готова признать за чэболь былые заслуги - и тут же добавить, что свою историческую роль они уже сыграли.


Андрей Ланьков: Крушение «Вселенной»

Вдобавок, Ким У Чжуну, кажется, изменило его легендарное умение договариваться с власть предержащими. В начале 1998 года, в первые послекризисные месяцы, новым президентом страны стал бывший лидер оппозиции Ким Тэ Чжун, который изначально относился к семейным холдингам довольно критично. Отношения с новой властью у Daewoo не сложились. В рамках программы реструктуризации чеболей президент попросил Daewoo взять под свой контроль автомобилестроительное подразделение другого гиганта -Samsung. Как полагается вести себя в подобных случаях, корейские олигархи знали давно. Еще в 1984 году Ким У Чжун сказал корреспонденту Financial Times: «Когда правительство говорит, что это — ваш долг, вы исполняете его, даже если это не приносит прибыли. Может, только где-нибудь к 2000 году корейские компании смогут ставить свои интересы выше интересов правительства и общества». Возможно, Ким У Чжун решил, что 1998 год — это почти 2000-й, и в новых условиях он может реализовать свои старые мечты? В любом случае, просьба президента была не то чтобы проигнорирована, но не воспринята с достаточной серьезностью, и это не могло не повлиять на судьбу Daewoo, к тому времени находившегося в наихудшем положении среди чеболей «большой пятерки» (Hyndai, Daewoo, Samsung, LG, SК).

Частное мнение Ланькова на форуме Восточное Полушарие о статье Голубицкого "Запах несвежего чизбургера":

Разрушение чэболей действительно проводится и, скорее всего, действительно является ошибкой, но за это разрушение активнее всего ратуют не злодеи-американцы, а свои собственные левые националисты (нацонал-социалисты, так сказать). Именно эта публика привела к власти и прошлого, и нынешнего президентов, и она как раз весьма недовольна тем, что чэболи распускаются слишком медленно. И объявлять этих ребят агентами американцев смешно, так как они Штаты ненавидят до поноса - куда сильнее, чем сам господин Голубицкий. В их программе, собственно, три главных пункта: роспуск чэболь, вывод американских войск и разрыв союза с США и введение в стране системы социального обеспечения по североевропейскому образцу. Все пункты, ИМХО, опасный бред, который может сильно помешать Корее (впрочем, хотя если какой-то стране очень хочется совершить коллективное членовредительство - кто я такой, чтоб ей мешать? Я же историк, я за всем этим должен наблюдать). Однако автор, кажется, просто переносит постсоветские реалии на Корею, и совершенно не понимает, что местные новодворские боготворят Че Гевару, ненавидят Штаты и капитализм.


/Евгений Штефан, "Сеульский вестник"/:Возвращение блудного "олигарха". К истории компании "Дэу"

В заключение скажем еще о том, в чем Ким не раскаивается. В интервью корреспонденту газеты "Чосон ильбо" он заявил, что не считает неправильной свою печально известную ныне в Корее стратегию "глобального менеджмента". По мнению критиков Ким У Чжуна, в его бизнес-стратегии слишком большой упор делался на развивающие страны и страны Восточной Европы. В ответ на это Ким напомнил о той нервозности, которую испытывали по поводу успехов "Дэу" конкуренты из "Тойоты". В свое время, когда "Тойота" занимала лишь 1-2% автомобильного рынка Восточной Европы и Средней Азии, доля "Дэу" там превышала 30%. Ким У Чжун считает, что виновата не стратегия, а отдельные ошибки, которые были допущены корейской компанией – они и привели к нынешнему положению вещей.
По словам Ким У Чжуна, если бы "Дэу" и "Хёндэ" не испытали проблем в конце 1990-х годов, "Корея могла бы превратиться в автомобильную сверхдержаву, производящую 5 миллионов автомобилей в год", и за счет этого достичь показателя ВВП на душу населения, равного 20 тысячам долларов. Ким утверждает, что автомобильная индустрия имела гораздо большее значение для корейской промышленности, чем производство микрочипов, но "люди об этом не знали". Здесь основатель "Дэу" явно намекает на бездумные, с его точки зрения, шаги правительства, насильственно разукрупнявшего "чэболи". Новоявленные самостоятельные компании действительно испытали массу проблем в ходе реструктурирования конгломератов. Автомобильные производства "Дэу", "Ссанъён" и "Самсунга" фактически обанкротились и были скуплены иностранцами. "Киа" подошла к черте банкротства еще раньше и впоследствии была приобретена "Хёндэ" – единственной корейской автокомпанией, более или менее благополучно пережившей кризис и реформы.
Говорит Ким У Чжун: ""Дэу моторс" и "Хёндэ мотор" были настолько сильны в техническом отношении, что, если бы нам удалось "проскочить" кризис, мы получили бы синергетический эффект и внесли вклад в развитие экономики. Теперь же мне остается только извиняться перед народом".


На всякий случай, очень много о Корее всякого-разного.