July 26th, 2008

malshik

Мораль и Право

Пуговкин: — В годы Великой Отечественной войны был приказ Сталина — за воровство, за мародерство сажать в тюрьму. Моя мама в это время работала в пирожковом цехе — пекла пирожки в большом котле, которые потом продавали на улицах. Чтобы прокормить нашу большую семью — 13 человек женщин и детей (все мужчины были на фронте), мама один пирожок не вынимала из котла и после работы, спрятав его в фартук, несла домой. И там на этом пропеченном маслом одном пирожке варили суп — было ведь голодное карточное время. Однажды кто-то донес на маму, ее посадили в тюрьму и потом увезли куда-то в Вятку.

Я никогда не писал и не пишу никаких просьб и жалоб, а за маму написал Сталину. Откуда у меня нашлись слова — не знаю, ведь в это время уже погибли мои два старших брата, отец еще воевал. Сам я был тяжело ранен и списан с фронта, а кому-то надо было кормить моих двоюродных братьев, сестер и старых тетушек. Это все я написал. И, знаете, через неделю неожиданно приходит домой мама. Ей так и сказали: «Вас освобождаем по письму сына».


Хороший пример того, что Кара-Мурза иронично назвал "теплое общество лицом друг к другу". Уверен, что до Сталина письмо это и не дошло, а прочел его какой-нибудь мелкий чиновник, отсортировал, подготовил список тех, кого стоило бы отпустить и положил в папочку на подпись.

В этом и есть кардинальное отличие от "западного" типа власти-машины, попав в жернова которой, пока тебя не прожует по всем параграфам, не отпустит.
Писаниеие писем "властям" (и получение результата) - было очень распостраненное явление в советские годы. Подобное сохранилось и сейчас, хотя конечно, в гораздо меньшем масштабе.
И "власть" вполне могла присудить "по совести", а не по букве закона...

PS Рекомендую замечательную статью В.Рыбакова по сабжу.

PPS И рефлексию Коммика тоже: Русская ментальность: Жить не по закону, а по совести
Русская культура полагает, что надо жить не по закону, а по совести. Сейчас часто это формулируют так: "не по закону, а по понятиям" -- но это отголоски либеральной пропаганды, сакрализирующей закон и пытающейся скомпрометировать совесть уголовными ассоциациями.
Я -- русский, и я полностью разделяю эту ментальность: я презираю закон, написанный жалкими ничтожными людишками, и возвожу в абсолют богодухновенную совесть.
Что происходит в либеральных обществах, живущих по закону, вижу воочию: совесть они полностью вывели из употребления за ненадобностью. В результате делать грязные дела, которые формально не нарушают закон, западным людям уже не стыдно; часто они этим даже хвастаются.