vadimbey (bey) wrote,
vadimbey
bey

Зверь среди нас

В 80-е читал историю как один спортсмен вступился за девушку, дрался с шестью оморозками. Повалив его, они проломили ему голову притащенной бетонной урной.

Вспомнил сейчас, через чеверть века, потому как из каждого утюга про Кашина.

Пытался найти хоть какие-то концы той истории - нифига. Нагуглил только вот эту ссылку на Огонек 98 года где косвенно о сабже говорится:

...Помню, лет двадцать назад был в «Литгазете» очерк Евгения Богата о ленинградском учителе физкультуры, который погиб, защищая на ночной улице женщину от насильников. Были в этом очерке какие-то очень простые слова...Они ему говорили: «Сейчас мы будем тебя убивать...» Бытовые детали: голову учителю разбивали бетонной урной. А помню я их почему-то всю жизнь. В том абсолютно нормативном мире, который существовал вокруг двадцать лет назад, эти тупые детали тупого (даже не садистского, а просто циничного) убийства -- потрясали. Очерк Богата содержал гигантский пафос: наши нормы, к которым мы так привыкли, наши внутренние этические нормы перестали действовать! ...Прошло двадцать лет, уже нет ни Евгения Богата, ни тех старых газет и журналов, где какая-нибудь одна статья могла всколыхнуть миллионы, нет того советского нормативного мира.

Тут неточность - он выжил, передвигался с костылями, бодрился, даже занимался с железом и боксерской грушей - но выглядело это жалко.
Была еще передача о нем, в перестройку, чуть ли не во "Взгляде", где его образ зачем-то натягивали как сову на глобус на тему Дэмократии и Гласности. Приплели что он из семьи потомственных демократов, уж не помню что они хотели этим сказать.

Никто случайно не имеет какой нибудь инфы? Жив ли он? Как звали?

PS^ в тему
http://ru-kino.livejournal.com/6079143.html

Здесь же всё встало рядышком и стало смотреть на меня. На улицах и в транспорте и вообще, где было много людей, я вдруг отмечал среди массы зверя в человеческом обличье - а тот мгновенно реагировал на это. Это происходило иногда в кинотеатре, и я отрывал взгляд от существа, который, встрепенувшись вдруг в нескольких рядах впереди, начинал тревожно мотать бычьей башкой по сторонам, озираясь в неясном для себя смятении. Я точно знал, что "вот этот" делал так или всегда на это способен. Очень странно видеть, как всё же в воздухе перед "основными событиями" витают вещи знаковые, предостерегающие, непонятные - перед тем, как оформится и станет явственной суть этих событий. Всматриваясь в кино последних советских лет, различаю и эти приметы. Это знаки - уже в прошедшем - "так вот о чём, оказывается".
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments