Category: экономика

malshik

Масштабы индустриализации

ultra_ata:

Курс советского руководства в условиях мирового экономического кризиса вызвал особую заинтересованность деловых кругов капиталистических стран. В этот период сильные потери понесло зарубежное машиностроение, которое упало в некоторых
государствах на 80-90 % по сравнению с 1929 годом.


Советские заказы оборудования составляли иногда на отдельных зарубежных предприятиях 70-80 % от объема их производства. Так, в Германии в 1932 году 70 % всего экспорта станков и 85 % всего экспорта кранов составил экспорт в СССР, а в Англии удельный вес Советского Союза в экспорте станков вырос с 1,5 % в 1928 году до 80 % в 1932 году. Пытаясь смягчить последствия кризиса сбыта и безработицы, товаропроизводители Запада были готовы поставлять в СССР любую, в том числе
наиболее технологичную по тем временам, продукцию.

В свою очередь, в Советском Союзе в качестве генеральной линии экономического развития был определен курс на форсированную индустриализацию. Это требовало максимальной концентрации капиталовложений в области закупок продукции машиностроения за рубежом. Приобретение по импорту <средств производства по производству средств производства> стало главной задачей внешнеэкономической деятельности в годы первой пятилетки.

Значительно отстающий от других развитых стран в индустриальном развитии, СССР становится самым крупным в мире импортером машин и оборудования. В 1931 году около одной трети, а в 1932 году - почти половина мирового экспорта машин и оборудования направлялась в Советский Союз. Американские эксперты-аналитики отмечали в этой связи, что <период пятилетки доказал способность России концентрировать всю свою энергию на закупках товаров производственного назначения...>.

Всего же за 15 лет существования советской власти было ввезено оборудования на сумму 3 миллиарда рублей золотом, при этом свыше 2 миллиардов рублей пришлось на период с 1928 по 1933 год, т. е. на период первой пятилетки. Результатом этого стало увеличение продукции советского машиностроения в 10 раз.
malshik

Лариса Пияшева о Гайдаре

«Либеральной реформы в России не было и в ближайшее время не предвидится...»

\"....Да, существует такой миф, что в конце горбачевской эры продовольствия в стране уже не было вообще и люди вот-вот должны были умереть с голоду и перейти ко всеобщей карточной системе. Но ведь потом, едва выпустили цены, сразу же, буквально через два дня, как по мановению волшебной палочки, товары появились! Как вы понимаете, ниоткуда товары за два дня появиться не могли. Они появились из запасников. И это понятно. Ведь на протяжении нескольких месяцев (если не всего последнего года) общество будоражили бесконечные слухи — что предстоит выпускание цен, что вот-вот начнется приватизация, радикальная реформа собственности, что дадут возможность торговать по свободным ценам и т.д. Было бы наивно предполагать, что на это никак не реагировали те, кто “сидел” на товарах и на их распределении. Тогда ведь появлялась время от времени даже и определенная информация (заметьте, не слухи, а достоверные сведения) о том, что склады забиты продукцией, что ее “придерживают” до того момента, когда решится вопрос с ценами. Никто больше не хотел продавать по низким государственным ценам. Все ждали ценовой реформы. И так как на последнем этапе горбачевских реформ Павлов уже начал повышать цены (но все равно они еще не были рыночными, свободными), то все, кто мог, просто “держали” товары. Именно этим и объясняется отсутствие их на прилавках. Вспомните — ведь одновременно с этим расцветал “черный”, то есть свободный рынок, на котором по свободным рыночным ценам, называемым тогда спекулятивными, все уже можно было купить. То есть я хочу сказать, что в результате горбачевских реформ товаров отнюдь не убавилось — вероятнее всего, даже прибавилось…\"

Collapse )

UPD^ Оксанов
http://www.iet.ru/forum.php?forum-id=1088&id=8928&print-version=yes
malshik

Социальное неравенство. "Завтра"

выделение "верхних 10%" не является в современных российских условиях корректным обобщением, поскольку внутри данной группы имущественное неравенство оказывается даже острее, чем у этой группы в целом — с "нижними 10%". Так, если на долю "верхних 10%" в РФ 2003 года приходилось 29,5% всех доходов населения, а на долю "нижних 10%" — соответственно 2,1%, то внутри "верхних 10%", 1% сверхбогатых пользовался почти 25% ВВП, а 1% "нижнего высшего слоя" — около 0,4%, т.е. разница между ними превышала 60 раз! Более того, на долю "просто богатых" 8% населения страны оставалось примерно 4% ВВП, то есть по уровню доходов они находились практически на уровне "нижнего высшего слоя" и гораздо ближе к нищим, чем к "олигархам". То есть практически все дополнительные доходы от роста экономики РФ распределяются в закрытом клубе российских сверхбогачей-долларовых миллионеров, которых насчитывается всего-то 100 тысяч. Им достается около трети ВВП, треть — государству, то есть трем миллионам чиновников, и треть — остальному населению, 140 миллионам тех, кто, собственно, и является Россией. Но достаточно этим нуворишам по следам Березовского, Абрамовича и Ко покинуть пределы РФ — и мы мгновенно окажемся в ряду самых бедных стран мира, рядом с Эфиопией и Суданом.